k-2229

Юмор в интернете и его эволюция.

Доставил Apazhe March 10, 2012
Тэги: двачевание капчи 2012 Март

Вопрос о юморе в интернете и его эволюции тесно связан с темами насилия, садизма и мазохизма. Тема насилия, как и тема садизма–мазохизма, актуальна в современной культуре и как тема давления государства на личность и как проблема взаимоотношений частных людей. Везде идет борьба за существование в условиях холодного и жестокого мира. Мир вступил в фазу идеалистического существования, когда не Бытие определяет сознание, а сознание определяет Бытие. Садизм и мазохизм — это не биологическая борьба за превосходство, это феномены на уровне идей, принципов, закона и смысла. Садизм и мазохизм – это формы договора и обряда между людьми, обезличенные в идеях Разума в садизме и в идее Воображения в мазохизме. Помыслить Закон без юмора и иронии невозможно, Закон никогда нельзя было помыслить иначе, как в форме комического, через иронию и юмор. Ирония есть игра мышления, допускающего обоснование закона в бесконечно превосходящем его Благе; юмор – игра того же мышления, допускающего санкционирование закона бесконечно более справедливым, чем он, Лучшим. Закон – это самодовлеющая сущность, лишь отдаленно связанная с юридической системой. Закон есть лишь вторичная и делегированная власть, он зависит от высшего принципа, каковым является Благо. Если бы люди знали, что есть Благо и как с ним сообразовываться в своих поступках, то им не нужно было бы никакого закона. Этим Закон сближается с совокупностью правил, конвенций между людьми, обезличенных и холодных. Это когда вместо того, чтобы сказать «мне не нравится» или «мне это не привычно», говорится «так не принято». И это довлеет над личностью и общением. Но Закон – это не просто правила. Это еще и власть насилия или молчаливого подчинения насилию. Понятие закона может лишь через силу поддерживать самое себя и в идеале нуждается как в некоемом принципе, так и в каком–то отдаленном следствии. Иронией мы всегда называем движение, состоящее в выходе за пределы закона к какому–то высшему прниципу, чтобы признать за законом лишь вторичную власть, а юмором мы называем движение, которое уже не восходит от закона к какому–то высшему принципу, но нисходит от закона к следствиям. При этом юмор выступает как функция развитого сознания и самосознания человека. Юмор выступает и как функция идеального, то есть отчужденного психического. Отчуждается индивидуальное психическое, отчуждаются межличностные отношения в разные формы идеального бытия, в форму обезличенной мысли или безличной конвенции Закона. Особенностью современной эпохи является то, что Благо является уже неопределенным, закон мыслится конвенцией, договоренностью, ищется новый принцип или просто ниспровергается старый. В результате ирония и юмор принимают какой–то новый, современный облик. Они остаются формами, в которых мыслится закон, но теперь он мыслится через неопределенность своего содержания и через виновность тех, кто ему подчиняется. Иногда отмечалось, сколько насмешки таится в мазохистском подчинении, какой вызов, какая критическая сила заключены в этой видимой покорности. Страдание – не причина удовольствия, но предварительное условие, необходимое для его наступления. Мазохист терпит насилие, ожидая удовольствия. Это не причинная зависимость, но временное следствие. Мазохист ждет следствий, анализирует их, предвосхищает и опережает. Этим закон юмористически обходится – косвенно, путем углубления следствий. Так что виновность в мазохизме оказывается самой, что ни на есть глубокой и самой, что ни на есть смехотворной. Виновность есть составная часть мазохистского торжества. Она делает мазохиста свободным. Она и юмор – одно и то же. Отсюда впечатление театральности, возникающее в тот самый миг, когда чувство переживается наиболее глубоко, когда ощущения и страдания испытываются наиболее живо. Потребность в глубоких переживаниях, доходящая до театральности чувств – это секрет мазохистского стремления к следствиям. Она порождается современной «холодной» культурой. И юмор обслуживает эту потребность. Садистская ирония с ее связкой с Благом отражает причинные связи иронии и Закона. Мазохистский юмор же обслуживает другую – целевую логику, он ищет следствия. В традиционной культуре доминирует причинная логика, в современной же культуре все более актуализируется целевая логика – «модель должного», цель и даже ее следствия. Юмор отвечает на вопрос «зачем?». В связи с чем, актуальнее не тема садизма и иронии, а тема мазохизма и юмора. Тема иронии была актуальна в советский период, когда существовала идея коммунизма как высшего Блага, которое все откладывалось и откладывалось, но которая существовала как высшая идея, оправдывающая все. Смеховая культура периода повсеместного развития интернета другая, она нацелена не на коррекцию власти по пути ее движения к высшему принципу–Благу, а на поиск следствий из гражданского общества, которое уже в той или иной степени можно считать состоявшимся. В современном юморе оцениваются следствия – рекламы, быта, клоунады, — это хорошо видно из динамики развития интернет–мемов в истории интернета. Юмор служит цели становления гражданского общества со всеми его плюсами и недостатками. Юмор обслуживает гражданское общество. Закон же неопределен. Высший принцип – сам человек. Ирония сберегается для кризисов. Юмор служит антикризисности. Люди могут настаивать на любой форме участия в политическом процессе, независимо от степени его драматичности или комедийности. И юмор и ирония – это формы участия маленького человека в большой политике — недавние политические события показали обществу фигуру юмора в интернете. С развитием интернета это участие всё больше осуществляется в форме юмористического «подвешивания» смылов. Юмор – это своего рода деятельность по переработке и порождению смыслов. И хотя юмористическая деятельность не совпадает со смыслопорождающей во всех аспектах, родство психологических механизмов смыслообразования и юмора в том, что они выполняют «задачу на смысл», но делают это по разному. Они по разному восполняют пробелы формально–логического понимания, что немедленно находит отражение в интернете. Таким образом, проблема эволюции юмора в интернете, как мы могли увидеть, является сложной и многогранной и её философское осмысление — это животрепещущий вопрос ближайшего будущего.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License