k-9234

Одна беда, ребята, что мы с вами такие же покоцаные, как и …

Доставил Apazhe March 8, 2012
Тэги: 2012 Март русофобия
Одна беда, ребята, что мы с вами такие же покоцаные, как и весь остальной народ. Изнутри нашей страны какие–то простые вещи кажутся увеличенными, словно бы они лежат под огромной линзой.

Уважение, порядок, исполнение обязательств и законов возможны, если люди хотят этого. Всего лишь констатация простого факта — 60 процентов людей удовлетворены своими комфортными клечатыми коконами, в которых можно замазать, замутить, забазарить и другие «за», которые обеспечивают не законность, а, скорее, сеть таких условных сигналов. Много местных обычаев, я бы сказал. Из которых вытекают деньги, потому что дверки порога допустимого здесь многие люди открывают пинком.

Очень близок он, этот порог, и большинство людей за него хоть раз да ступили. Кто–то откупился от мента, кто–то не выбросил мусор в урну, кто–то водит автомобиль не по правилам… ну, вы понимаете. Это не причины, упаси боже, конечно. Это — следствия.

Реальность такова, что открыв кучу камер на выборных участках, мы видим и слышим людей, рассуждающих про «подгоны», видим полицейских в форме ментов, которые что–то читают на айпаде, видим каких–то тёток, которые все одинаковые по всей стране — странные, уродливо одетые люди, которые веками смотрят из окон на уродливые дома на протяжении тяжёлых, серых жизней. Они не ходят в интернет, в широком смысле, не читают википедию, не ходят в музеи. А когда всё же ходят, не видят, что там расставлено и повешено по стенам. В самом деле, как можно правильно воспринять живопись Питера Брейгеля Старшего, если максимально близкий контекст ты видел на страницах сказок, в детстве. Такова реальность, и для того, чтобы хотя бы вообразить себе другую, нужно раздать порядка 120 тонн воображения; причём, заметим, насильно.

И мне, каждый раз как я оказываюсь в другой стране, сложно осязать целиком эту огромную, чужую культуру. Требуется время и куча озарений над самыми простыми вещами, чтобы понять действия англичанина или американца. Шведа или немца. Да, поверхностно говоря, мы все готовы встать на место какого–нибудь итальянского парня, сложив перевернутую ладонь таким образом, будто мы солим что–то вопреки гравитации, и быстро выпаливая гроздья слов с растянутыми гласными. Но это дешёвый трюк, которым не уловишь первопричины.

Да и зачем? Мы, в России, действуем иначе, и каждый раз наша реальность держит верх в этой несложной борьбе. Так что вопрос о том, стоит ли заводить мотор своему уже видавшему виды трактору, остаётся не просто открытым, а лично на совести каждого. Потому что тут интересов страны уже нет. Есть простой вопрос к собственной личности, открытый и прямой: а ты, собственно, кто такой? Что ты сам из себя представляешь, и в каком социуме тебе жить? Потому что можно всю свою жизнь на что–то жаловаться, если есть хоть пара человек, которая тебя слушает. И вот ведь сюрприз: мы чемпионы по жалобам, не находите?

Правда, есть мысль, что этот текст части людей не понравится. Ну, то есть тем, кто любит нашу страну. Её есть за что любить, признаюсь. Но тут я лично хотел бы сделать шаг назад. Я не склонен к отношениям с кем угодно, даже с государством, если оно ведет себя, как склочная баба. То ходит голая, то ест общее на двоих терпение, а то бьет твою посуду. Это не для меня, и я разлюбил.

Так что считайте моё здесь пребывание браком по расчёту, где я стараюсь просто не уронить своё достоинство ниже уже допущенного предела. Во всяком случае, налоги я плачу. А кто будет управлять этой огромной Потёмкинской деревней, решают другие ребята, видимо. Они мне не нравятся, но их, как видно, слишком много. У них могло бы быть образование, культура, здоровье и ответственность. А вместо этого они выбрали опцию «пусть от меня все отьебутся».

Их право, в конце концов.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License